Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Республика Коми
  2. Почему Кремль не разрешает самим республикам принять решение об обязательности языков?

Почему Кремль не разрешает самим республикам принять решение об обязательности языков?

Василий Сажин
Василий Сажин
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.
Поделитесь с вашими знакомыми в России. Открывается без VPN

Это был бы гораздо лучший вариант, если вопрос об обязательности или необязательности изучения национальных языков решался бы на уровне республик в составе России. Сами бы нашли решение.

Но почему центральная власть не предоставляет субъектам федерации это право? По двум основным причинам. Во-первых,  Центр не хочет терять господство и монополию над провинцией. Если какой-либо вопрос регионы решают сами, то для центральной власти — это подрыв ее позиций. Сегодня в языке будут самостоятельны, завтра еще в какой-то сфере, послезавтра собственность и недра заберут в свои руки. А послепослезавтра и политической самостоятельности захотят.

Поэтому Центр заявляет: один я буду решать, учить вам национальные языки или не учить. Показывает так называемую кузькину мать.

Во-вторых, если республики сами будут принимать решение, то это вызовет в регионах мощную волну обсуждений, возродится реальная дискуссия, активизируется политическая жизнь. А политизация на низовом уровне для Кремля — это очень опасно. Это также невыгодно Центру, который как огня боится любой активности людей. И более того — понимает и опасается, что сторонники обязательности языка обязательно победят. Победят если не сразу, то со временем, если не в первом туре, то во втором, третьем… десятом. В любом случае. Потому что аргументы у них сильнее. С каждым разом более веские. Противники языков могут подобно Ганнибалу выиграть локальную битву, может, несколько битв, но неизбежно проиграют в целом кампанию.

Когда Путин около года назад заявил, что государственные языки республик можно не учить, он допустил серьезную стратегическую ошибку. Тактически это его победа, как и победа всех русификаторов. Но стратегически — это ошибка, ведущая к поражению. Путин своими руками вытащил джинна из бутылки. Авантюра подобная как и с пенсионным возрастом.

Если все это растянется, то будет только хуже. Точку в этом вопросе поставить Кремлю не удастся. В СССР унижались национальные языки, и это стало главной причиной краха. Проблема будет только обостряться.

Если Центр хочет обратно загнать джинна в бутылку, имеется два варианта. Во-первых, или сделать обязательным изучение национальных языков, при этом количество часов должно быть достаточным для хорошего освоения, не менее семи-десяти часов в неделю, а лучше больше. Или, второй вариант, передать прерогативу республикам. Первый вариант лучше для самого Центра.

Необходимо убрать из проекта понятие «носитель языка». Это придумано, чтобы удушить языки. Государственный язык должен быть одинаков для всех. Это колониальный законопроект, делить людей на «носителей языка» и «неносителей», то есть на «правильных» и «неправильных», только кто правильный, а кто нет, рассматривается с разных точек зрения. То есть имперский центр сеет раскол в регионах, разделяй и властвуй. Так легче натравливать одну часть общества на другую, вбивать клин между ними.

Государственный язык должен действовать на всей территории республики и одинаков для всех. В Республике Коми — все являются носителями коми языка, независимо от национальности и цвета кожи, только одни, а это большинство, — это  потенциальные носители коми языка, т. к. не владеют. А меньшинство реальные носители. С крахом империи потенциальные постепенно будут переходить в реальные. Конечно, останутся и те, кто упрется, но они окажутся в тупике «особого русского пути». Они сделают свой выбор, хотя уверен, что и среди них многие одумаются, поймут свою неправоту.

В законопроекте есть фраза: «в местах компактного проживания». Это не что иное, как попытка легитимизации резерваций. Чтобы потом сказать, у вас есть места компактного проживания, тогда зачем вам республика, давайте ее ликвидируем. Это недопустимо.

Путин, заявив год назад, что незачем изучать нац. языки, пошел на поводу у русификаторов, противников языков, тем самым сделал ошибку. Это шаг популистский. Т.е. означает движение по самому легкому пути. Но популизм всегда приводит к негативным последствиям. Кратковременный эффект сменяется долгосрочным поражением. Легкий путь — не самый эффективный.

Даже повышение пенсионного возраста в понимании околокремлевских — чуть ли не  популизм. Если принять во внимание патетику в СМИ о том, что теперь россияне станут жить лучше, богаче и дольше, дескать, поздний выход на пенсию продлит жизнь, активность и вообще осчастливит людей. Тогда, может, вообще отменить пенсии, авось до двухсот лет будут жить?! Выходит, надо низко кланяться в ноги родной партии и правительству за такую неслыханную заботу: повышение пенсионного возраста! За борьбу с языками, может, тоже  до кучи?

Путин вообще не понимает страну, не понимает людей, не понимает ситуацию. Похоже, он представляет положение в стране по сюжетам из карманных СМИ, где сообщают только то, что он хочет услышать. По сути это самообман.

Против языковой дискриминации проходили митинги в разных частях необъятной империи. Нельзя сказать, что они были массовыми. Конечно, нет. В борьбе за язык трудно вывести много людей. Пенсионная тема гораздо ближе к интересам обывателей. Но и по этому вопросу, по мнению экспертов, мощных протестов не предвидится. Политики выжидают. Ни одна партия не хочет взять на себя инициативу. Им хочется возглавить протест, но боятся, не уверены в успехе. Неудача означает перспективу попасть под репрессии. Поэтому и держат нос по ветру.

Может показаться парадоксом, но если не будет массовых митингов или если они будут слабенькими, это гораздо опаснее. Опаснее тем, что власть будет пребывать в уверенности, что все идет как по маслу. И продолжит наступление на права людей. Ситуация может дойти до некоего предела, когда вначале все ведут себя тихо, но потом произойдет что-то неожиданное, и вдруг на улицы хлынет огромная масса людей, в масштабах страны, может быть, миллионы. Если произойдет что-то, что спровоцирует. То есть недовольство в течение какого-то периода будет находиться в эмбриональной стадии, без открытых симптомов, незаметно для власти, а когда проявится, выйдет наружу, будет уже поздно. Власти придется или отступить, но отступить она не может, — это подрыв ее сакральности и прелюдия к падению, или придется подавить протесты. А если акции приобретут массовый характер? Может возникнуть сценарий: стенка на стенку. Но это потом, а пока общество в ступоре.

В Никарагуа, где даже не повысили пенсионный возраст, а всего лишь увеличили выплаты в Пенсионный фонд на 0,75%, вспыхнули массовые беспорядки. В России тишь да благодать, но у нас всегда так, энергия медленно накапливается, зато взрыв мощнее. Грядущий взрыв вполне по силам разорвать тело империи на части.

Требую, чтобы вопрос по языкам (может быть, даже и по пенсиям тоже) решался на уровне субъектов федерации. По Конституции Российской Федерации вопросы образования и соцобеспечения находятся в совместном ведении центра и субъектов, поэтому унитаристские замашки неуместны. Субъекты имеют право влиять на этот процесс, без их точки зрения нельзя решать этот вопрос.

Если же будет все-таки принят дискриминационный закон, то это приведет к обострению ситуации. Ставки будут повышены. Для стабилизации положения Кремлю придется затеять где-то новую маленькую победоносную войну. Если война окажется не очень победоносной, перейдет к новому витку репрессий во внутренней политике. И так до бесконечности, пока не наступит агония режима. Ведь одна из причин того, почему в России начались дискриминации во внутренней жизни, связаны с неудачами во внешней. Диктаторскому режиму нужно демонстрировать силу, показать мощь и всевластие, а где — не важно. Вот и решили на языках, религиях, пенсиях показать свою силу.

Рано или поздно сами республики будут решать вопросы языка. Но это произойдет если не сейчас, то с ослаблением имперского центра. Кремль берет на себя слишком много полномочий, поэтому надорвется. Чем дольше будет длиться эпопея с притеснением языков, и с другими темами, в т.ч. пенсионной, тем выше шансы в будущем на повышение статуса до единственного государственного. Лучше сейчас предоставить право, чем потом, когда ситуация будет уходить из-под контроля.

Материалы по теме
Мнение
15 февраля
Александр Кынев
Александр Кынев
Суд отказал в удовлетворении иска Бориса Надеждина
Мнение
6 марта
Олег Пшеничный
Олег Пшеничный
Любовь и культ личности — это разные вещи
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
ВластьНациональные языкиПутин