Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Республика Коми
  2. С уходом авторитаризма национальные языки усилятся

С уходом авторитаризма национальные языки усилятся

Василий Сажин
Василий Сажин
Добавить блогера в избранное
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.
Поделитесь с вашими знакомыми в России. Открывается без VPN

Путинский режим в политике насильственной русификации превосходит все предыдущие режимы. В царской России и СССР национальные языки использовались шире. Несмотря на полное отсутствие статуса. Закручивание гаек в лингвистической сфере происходило всякий раз перед агонией. Например, при Столыпине.

Сначала десятки и сотни лет насаждали имперский язык, причем принудительно, а потом когда массы обрусели, говорят, а теперь можете добровольно выбрать язык. Естественно никто не выберет язык, который выдавлен и дискриминируется. Это как человека сначала насильно приучить к наркотику, впихивать в него героин,  а потом сказать, можешь принимать дозу, а можешь нет. Естественно, человек будет принимать. Он находится в зависимости. Сейчас Кремль насаждает языковую зависимость примерно как наркотическую.

Рассчитывая, что русский язык укрепит единство России.

Путин говорил: империя кончается там, где кончается русский язык. Правда, говорил не «империя», говорил «Россия», но вкладывал в это слово именно имперский смысл. В этом вопросе Путин абсолютно прав. Если бы до 1917 года царизму удалось внедрить русский язык в Финляндии, то она не смогла бы получить независимость, а сейчас превратилась бы в нищий отстойник, а  Путин  разместил бы там «Искандеры», нацеленные на Европу. Вот в чем опасность языка имперского.

Есть связь между русификацией и внешнеполитическим курсом правящего в России  режима. Путин готовится к расширению "русского мира", новым боям, новым войнам. Пока он в Кремле, мира не будет. Большинство экспертов сходятся во мнении. что после футбольного чемпионата Путин неизбежно начнет новый виток агрессивных действий. После затишья всегда наступает буря. Вплоть до открытой войны, в первую очередь  против Украины. Изменения послу турнира неизбежны. Пока идет чемпионат, эйфория затмевает все, она легитимизирует режим, а вот когда эйфория  спадет, тогда приоритеты будут совсем другие.

В общем ничего хорошего в ближайшее время не стоит ожидать. Ни там, ни здесь.

Обострение неизбежно потому, что система так устроена, она запрограммирована на экспансионизм. Такова ее логика. Или система движется вперед, или она рушится. Стоять на одном месте не может. Если останавливается, происходит крах авторитарного режима. Чтобы избежать краха, Путин развяжет агрессию.

Русский – это имперский язык, который был создан в ее недрах с момента возвышения Москвы. Это инструмент геополитической экспансии. Если точнее сказать, это московитский язык. Настоящий русский – это или украинский или белорусский. Это объясняет, почему Кремль всячески стремится не только сохранить московитский язык в соседних государствах, в бывших союзных республиках, но и расширить его ареал. С распространением русского языка империя расширяется и становится мощнее и как следствие агрессивнее, а во внутренней политике режим становится авторитарнее, а при определенных условиях и тоталитарнее.

Оспорить дискриминацию языков под лозунгом «добровольности» вполне можно даже в рамках путинской системы. Если оспорить в Конституционном суде России, и если он будет строго следовать букве Конституции, то без всяких проблем можно отменить антиконституционные действия российских властей. Даже в рамках нынешнего режима. Конституционный суд обязан встать на защиту языков. Или заявить о своей профнепригодности. Или просто поменять Конституцию России и Конституции республик в составе РФ.

Но есть одно «но". С уходом авторитаризма в России неизбежно  усиление произойдет национальных языков. Не только станут обязательными. это само собой, но и статусы повысятся до уровня единственных государственных, появятся национальные школы, где преподавание всех предметов будет на коми языке, органы власти обязаны будут работать соответствующе. Причем позиции и статусы станут сильнее, чем были раньше, в 1990-е годы и в советский период.  А после падения путинского режима Россия станет чем-то вроде Союза национальных республик, некой конфедерацией. Не будет Президента РФ, а будет кто-то вроде верховного комиссара или комиссара-координатора союзного государства. Это в случае, если удастся мягко реформровать бывшую империю. При жестком варианте развития событий произойдет полный распад, исчезновение России и русского языка.

Важный показатель: чем репрессивнее сейчас режим, тем сильнее будут позиции языков в будущем. Чем больше войн ведет путинский режим ведет, чем больше политзаключенных, чем жестче разгоняются митинги оппозиции, чем более несменяема власть, чем дольше будет сидеть на троне вождь, тем мощнее национальное возрождение после краха системы. Если цинично выразиться, чем больше сейчас Кремль делает глупости, тупости, дикости и жестокости, тем лучше. Больше перспектив на будущее. Если бы не было 1937-го года, крах коммунистической идеи произошел бы в более мягкой форме.

Наверняка найдутся скептики и противники, которые скажут, что этого быть не может. Им можно ответить простой аргументацией. Если бы кто-то осенью 1916-го года, после блестящего Брусиловского прорыва сказал, что через год Россия превратится в лоскутное одеяло из множества республик, такого человека посчитали бы фантазером. Тогда казалось, что держава на подъеме, победа близка, и недалек тот час, когда черноморские проливы будут наши, а Константинополь станет новой столицей Российской империи. Но реальность опровергла все прогнозы. Феодальная монархия пала, страна вступила в эпоху смуты, появились автономии и началось возрождение языков и культур народов. Оно было потом свернуто в эпоху советского коммунизма. Следующий подъем интереса к национальным ценностям  – 1990-е годы. Но тогда возрождение проводилось слабо. Больше в имитационной форме. Языки были наделены статусами государственных, выделены часы для изучения. Но это заглохло. По двум причинам.  Во-первых, 90-е годы связаны с процессами усиления союзных республик. Это  праздник на их улице. Автономиям достались лишь крохи с барского стола. И во-вторых, в России усилились авторитаризм и централизаторские тенденции, что привело к дискриминации национальных языков и отдавало приоритет имперскому языку. Сложившуюся картину мы видим.

То есть закономерностью является национальное возрождение только в периоды системно-государственных кризисов в России или СССР. В периоды смуты.  А в обстановке централизации и ужесточения происходит дискриминация. Притесняются не только языки, но и все что можно притеснять: оппозиция, инакомыслящие, СМИ, интернет,  «неправильные" верующие, региональные элиты и так далее.  При нынешнем правлении Путина  отношение к нелояльным становится все жестче. Причем не с каждым годом или месяцем, а чуть ли не каждым днем. Это объясняется тем, что власти уверены: если произойдет ослабление репрессий, система рухнет. Как это было при Горбачеве.

Но рухнет в любом случае. Можно все туже и туже затягивать гайку, но нельзя бесконечно, – есть некий предел. Пусть много тех, кто уверен, власть Путина прочна, ей ничто не угрожает, а сам вождь вполне может прожить до ста лет. Но именно такие режимы, централизованные, и рушились всегда внезапно.

Все то, что сейчас утрачивается и уничтожается под соусом псевдодобровольности, все это будет восстановлено, В любом случае придется восстановить. Чем больше будет разрушено, тем больше и дольше придется восстановить. Тем больше усилий будет приложено. Чем меньше будет потеряно, тем легче будет потом. Тогда можно будет пойти дальше, двигаться вперед.

История человечества свидетельствует: самые жестокие войны, а это гражданские, происходили между людьми, говорящими на одном языке. Как правило это большие, многомиллионные общности, в десятки или сотни миллионов, стремящиеся к расширению. Пример России и так называемого «Русского мира" -- имеет прямое отношение к этому явлению. Сто лет назад русскоязычные воевали с русскоязычными. В огне гражданской войны за два года погибло до 15 миллионов человек, тогда как в Первой мировой да четыре года в десять раз меньше (!).

                                                           *                                                        *                                                    *

Русский язык не создаст в России единую нацию. Русский язык, тотальная русификация могут лишь оттянуть начало общенационального кризиса на более поздний срок. Но не спасут. И сделают кризис более тяжелым. Это как запоздалая болезнь, которую начали лечить не вовремя. Причина того, почему революция в России 1917 года привела к более тяжким последствиям, чем революции в странах Европы – в ее исторической запоздалости. И как следствие – гражданская война.

История свидетельствует: все гражданские войны происходили в крупных народах и сообществах, стремящихся к расширению. В небольших нациях подобных войн не бывает.

Будущая гражданская война в России произойдет между империалами и регионалами. В какой-то мере и в 1918-1020 годах это имело место, лишь с той разницей, что обе воюющие стороны были империалами, но придерживающиеся разных моделей имперского устройства.

Поэтому сохранение территориальной целостности России и ее мирное преобразование, демократическая трансформация возможна только при условии сохранения не только республик, но и национальных языков. Только республики и языки – гарантии целостности России. Попытка ликвидировать их –  закладывает мину замедленного действия.

Мнение некоторых сторонников Кремля, что если не ликвидировать республики в составе РФ и языки, то с Россией произойдет то же, что произошло с СССР, в корне ошибочно. Можно согласиться и то частично, что СССР распался из-за национального вопроса. Россия из-за национального вопроса не распадется. А может рухнуть из-за системного вопроса. Кстати и причина краха Советского Союза также системная. Существовал тоталитаризм, который силой удерживал единство государства, а как только он ушел, государство разделилось на куски. Разрыв произошел как рвется цепочка, по самому слабому звену, – границам союзных республик. Просто национальный вопрос в распаде СССР имел какое-то значение. А в распаде России национальный вопрос не будет иметь практически никакого значения. Потому что республики маленькие и не способны повлиять на общий процесс. То есть распад России ни при каких условиях не может произойти по границам республик, это просто невозможно физически. Территориальной целостности Эрэфии угрожают крупные, самодостаточные, экономически развитые русскоязычные регионы.

                                                        *                                                  *                                              *

Распад СССР был бархатный,  произошел мирно, бескровно. А в России не то что распад, а просто политический кризис пройдет по гораздо более жесткому пути, с насилием. Если не с кровопролитием, как это случилось в октябре 93-го. Даже банальный парламентский кризис в этой империи невозможно решить без кровопролития. Это показатель системного уродства России. Социальной базой СССР была номенклатура, а социальная база путинского режима – различные черносотенные, реваншистские силы российского общества.

После жесткого закручивания гаек возникла ситуация, когда самую большую опасность режиму представляют не оппозиция и институты гражданского общества, они подавлены, а опасность представляют народ и элиты. Причем не региональные, а центральные. Даже незначительный раскол элит может спровоцировать протесты колоссальной силы. Когда незначительное в масштабах страны событие в Кемерово вывело на улицы тысячи человек, причем стихийно.

Тот факт, что в России протестное движение сужается, с 2011-2012 годов наверное в десять раз, ни о чем не говорит. Провластные эксперты видят в этом позитив, но на самом деле это показатель хрупкости ситуации. Точно так же в начале 20-го века год от года слабело революционное движение, пока не наступил час «икс". Сегодняшнюю ситуацию в России также можно охарактеризовать как предреволюционную. Все предпосылки имеются: закупоренная политическая система, пожизненное правление, власть все силы тратит не на развитие и реформы, а самосохранение, удержание на троне. Просто пока нет фактора, который бы сыграл роль толчка, детонатора революционного взрыва. Им может стать небольшое, маленькое. но знаковое событие. Но ясно одно: пока идет чемпионат мира, режиму ничто не угрожает. Все отмобилизовано, задействовано мировое сообщество и поэтому позиции режима прочны. А вот после футбола. когда торжественно-благодушный пафос утихнет, возможны варианты. В различных плоскостях, и во внутренней и внешней политике. Путин может начать новую маленькую победоносную войну, чтобы отвлечь людей от социальных проблем, надеясь укрепить всевластие. Но война может оказаться совсем не победоносной и спровоцировать революцию.

                                                                                О   РЕСПУБЛИКАХ

Языки сыграли колоссальную роль в том, что если бы они не подвергались дискриминации в Советском Союзе, то страну можно было бы спасти, преобразовав в реальную федерацию или конфедерацию. Ведь кажется парадоксом: Европа, говорящая на множестве языков, объединяется, В то время как говоривший в основном на одном русском языке СССР рассыпался на части. А говорящий не в основном, а почти полностью на одном русском языке, по всей видимости, рассыплется на части еще стремительнее, чем СССР.

Хотя постоянно слышим: надо побыстрее ликвидировать республики. Но в том-то и дело, что это не укрепит целостность России, а ослабит. И более того ускорит приближение общенационального кризиса в России. А с падением самодержавия не только упраздненные республики восстановятся, но и их станет больше и увеличатся некоторые в размерах территории.

В 1993-м году губернатор Эдуард Россель объявил о создании на месте Свердловской области Уральской республики. Общественность равнодушно восприняла решение. Столь же равнодушно среагировала на решение центральной власти об отмене республики. Влиятельная тогда газета «Сегодня» опубликовала статью одного из политологов, который утверждал, что Росселю следовало бы создать… Мансийскую республику. Так как это историческая территория народа манси. Тогда по его мнению, шансов было бы больше. Интересная точка зрения, которая заключается в том, что именно национальный фактор обладает большей мобилизующей силой в критические моменты.

О Карелии. Это единственная республика, где язык коренного народа не имеет статуса государственного. Одно объяснение: после прихода к власти Путин ввел закон, запрещающий алфавиты на всех графиках, кроме кириллицы. Другое объяснение: в Карелии пытаются защитить аж три языка, карельский, финский и вепсский. Это ненормально. Язык должен быть один и называться карельский и он должен иметь статус государственного. У финского есть Финляндия, у вепсов историческая родина в Вологодской и Архангельской областях. 

У нации язык может быть только один. Если Карелия и все республики должны встать на путь нормального развития и уйти от колониализма и диктата Центра, они должны действовать соответствующе. В 1920-е  годы, когда создавалась Карельская Трудовая коммуна, карелов было 60 процентов, в начале 1990-х 10-11 процентов, сейчас – семь. Это не потому что сократились, а вследствие русификации люди записывались русскими. На самом деле коренной народ те же самые 60 процентов и даже больше, т.к. ассимиляция проводилась и ранее. Отсутствие единого литературного языка объясняют разными диалектами. Язык почти полностью исчез, а они про диалекты. Про диалекты очень любят рассуждать противники языков, выдумывают их, чтобы вбивать клин. Изображая из себя защитников диалектов, хотя на самом деле стремятся уничтожить и то и другое. Русификация нивелировала все диалекты и поспособствовала идее создания единого литературного языка (единственная положительная роль ).

Ярославская область является исторической территорией народа меря. Когда-нибудь в будущем может возникнуть и Мерянская республика, кто его знает. В любом случае статус государственности даст больше возможностей для защиты от произвола Московии и не будет позволено совершать больше такого беспредела, как это было с Урлашевым. Это из-за бесправия регионов. А бесправие – из-за отсутствия государственности. А отсутствие государственности – из-за отсутствия своего отдельного языка.

Колесо истории не стоит на месте. Оно или двигается вперед, или останавливается, стоит на месте. Но поворачиваться назад не в состоянии. Проект будущего рано или поздно одерживает победу над устаревшей моделью. Политика Путина – это как раз попытка повернуть колесо истории назад, в прошлое. Попытка создать новое общество, которое было бы похожим на общества в периоды Сталина, до советской власти. Насаждается подданническая культура народа. В том числе и через насаждение имперского языка. Понятно почему? Управлять таким народом легче.

Внутренняя политика Путина –  с точки зрения политологии это контрмодернизация! Или можно назвать реакцией. Самое ёмкое и точное определение. Он встает в один ряд с такими правителями как Николай Первый и  Александр Третий, контрреформаторами. Все знают, к чему они привели. Сначала в тупик, а потом тупик плавно перешел в катастрофу. Все исторические катаклизмы в России возникли как реакция на консервацию и закручивание гаек.

Несменяемость Путина объясняется многими факторами. Один из них в том, что ему нет альтернативы. Вот поэтому и оппозиционеры проигрывают. Дело не только в репрессиях и пропаганде, но и в том, что не выдвигается альтернативный Проект будущего. Без него этот авторитарный режим вечен.

Нужна альтернатива империи. Кризис режима вполне может подтолкнуть ситуацию к этой идее. При ослаблении диктатуры возникнут центробежные тенденции. Которые бессмысленно подавлять, ими надо умело управлять и направлять в цивилизованное русло. В русло национальных государств. Это компромисс между двумя крайностями, между тиранией и хаосом.

                                        *                                                                       *                                                                  *

Поэтому приведу аргументы в пользу обязательности изучения национальных языков, не только изучения, но и повышения статуса до единственного государственного:

  1. Только существование национальных языков, равно как и республик, гарантирует территориальную целостность России и способствует ее демократизации, предотвращает от сверхцентрализации и последующих катастроф, чего в отечественной истории было множество.
  2. Сохранение и развитие языков способствует расширению прав республик, в том числе и в социальной и экономической сфере, дает возможность самим решать без оглядки на Кремль многие вопросы жизнеобеспечения.

Будущее национальных языков меня не беспокоит, в том числе коми. Они будут восстановлены. Меня беспокоит лишь тот факт, что из-за потерь придется восстанавливать дольше, придется тратить больше средств, денег усилий, нервов. Сама жизнь приведет к этому.

Чтобы развитие языков и вообще национальной государственности не было в очередной раз в будущем остановлено, нужно всего лишь одно: демократия. Отсутствие авторитарных и тоталитарных трендов.

Очень важный момент: только демократия гарантирует возрождение и развитие! В поставторитарной России язык будет иметь колоссальное значение. Чем сильнее сейчас притеснение, тем большее значение. Зависимость развития языков и демократии видна даже сейчас. В постсоветском пространстве. Там, где русский язык, там и тирания, это и Белоруссия, и сепаратистские анклавы на Донбассе, и Приднестровье. Там, где национальные языки, там демократия: Прибалтика, Украина, Молдова, Грузия и даже Армения.

В будущем, после краха путинизма, значение языков в демократическом процессе возрастет. Там, где будет господствовать московитский язык, там и будет больше тирании.

И в заключении хочу сказать одно, что наверное надо было написать вначале: отечественная история – история перманентных шоковых терапий. Не исключена и языковая шоковая терапия. Конечно, после ухода авторитаризма на свалку истории. Ведь была же после ухода коммунизма гайдаровская шоковая терапия в экономике. По мнению многих экспертов программа Гайдара была единственной возможностью избавления от неэффективной плановой экономики и создания основ  рыночной. По этой же логике  языковая шоковая терапия может оказаться одним-единственным инструментом избавления от неэффективной имперской системы и перехода к сообществу национальных государств. Процветание, свободы и благополучие возможны только в национальном государстве. А в империи одни ужасы, нищета и бесправие.

!Текст отредактирован модератором

Материалы по теме
Мнение
25 февраля
Александр Кынев
Александр Кынев
Про похороны Навального
Мнение
11 июня
Лев Шлосберг
Лев Шлосберг
Убить нельзя любить. Где поставить запятую?
Комментарии (0)
Мы решили временно отключить возможность комментариев на нашем сайте.
Стать блогером
Новое в блогах
Рубрики по теме
ПолитикаПутин